Баллада о брошенном корабле


Капитана в тот день называли на "ты",

Шкипер с юнгой сравнялись в талантах;

Распрямляя хребты и срывая бинты,

Бесновались матросы на вантах.


Двери наших мозгов

Посрывало с петель

В миражи берегов,

В покрывала земель,

Этих обетованных, желанных -

И колумбовых, и магелланных.


Только мне берегов

Не видать и земель -

С хода в девять узлов

Сел по горло на мель!

А у всех молодцов -

Благородная цель...

И в конце-то концов -

Я ведь сам сел на мель.


И ушли корабли - мои братья, мой флот,-

Кто чувствительней - брызги сглотнули.

Без меня продолжался великий поход,

На меня ж парусами махнули.


И погоду и случай

Безбожно кляня,

Мои пасынки кучей

Бросали меня.

Вот со шлюпок два залпа - и ладно!-

От Колумба и от Магеллана.


Я пью пену - волна

Не доходит до рта,

И от палуб до дна

Обнажились борта,

А бока мои грязны -

Таи не таи,-

Так любуйтесь на язвы

И раны мои!


Вот дыра у ребра - это след от ядра,

Вот рубцы от тарана, и даже

Видны шрамы от крючьев - какой-то пират

Мне хребет перебил в абордаже.


Киль - как старый неровный

Гитаровый гриф:

Это брюхо вспорол мне

Коралловый риф.

Задыхаюсь, гнию - так бывает:

И просоленное загнивает.


Ветры кровь мою пьют

И сквозь щели снуют

Прямо с бака на ют,-

Меня ветры добьют:

Я под ними стою

От утра до утра,-

Гвозди в душу мою

Забивают ветра.


И гулякой шальным все швыряют вверх дном

Эти ветры - незваные гости,-

Захлебнуться бы им в моих трюмах вином

Или - с мели сорвать меня в злости!


Я уверовал в это,

Как загнанный зверь,

Но не злобные ветры

Нужны мне теперь.

Мои мачты - как дряблые руки,

Паруса - словно груди старухи.


Будет чудо восьмое -

И добрый прибой

Мое тело омоет

Живою водой,

Моря божья роса

С меня снимет табу -

Вздует мне паруса,

Словно жилы на лбу.


Догоню я своих, догоню и прощу

Позабывшую помнить армаду.

И команду свою я обратно пущу:

Я ведь зла не держу на команду.


Только, кажется, нет

Больше места в строю.

Плохо шутишь, корвет,

Потеснись - раскрою!


Как же так - я ваш брат,

Я ушел от беды...

Полевее, фрегат,-

Всем нам хватит воды!


До чего ж вы дошли:

Значит, что - мне уйти?!

Если был на мели -

Дальше нету пути?!

Разомкните ряды,

Все же мы - корабли,-

Всем нам хватит воды,

Всем нам хватит земли,

Этой обетованной, желанной -

И колумбовой, и магелланной!

Статьи

Сын Высоцкого: «Быть семейным у отца не получалось»

Автор: Максим Петрук
Сайт: Сегодня.ua

Высоцкого нет уже 30 лет. Его сын — о сложных отношениях с Влади, друзья — о скандале на похоронах.

— Как вы относитесь к тому, что на имени вашего отца многие наживаются — пишут книги, перепевают песни?
— Да, пишут, перепевают, одним словом, «паразитируют» на отце — время сейчас такое. Но я сам стараюсь к этим людям не относиться. Фильм «Высоцкий» по моему сценарию не будет стоять в этом ряду, я не считаю, что эта картина «паразитирует» на теме. Опять же, время все поставит на свои места. За последние тридцать лет было столько всего написано и сказано, а того, что на самом деле имеет какой-то смысл, — крохи. Вообще, в том, что люди зарабатывают, ничего плохого нет. Но, с другой стороны, нельзя делать это любой ценой, выставлять на продажу все.

— Почему именно Сергей Безруков сыграет в вашей картине об отце?
— Информацию насчет Безрукова я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть. А почему снимается фильм? Одновременно нескольким серьезным продюсерам пришла в голову эта идея. Съемки действительно идут, я написал сценарий к этой картине и участвую в работе как продюсер. Но пока еще рано говорить о чем-то конкретном, мы представим участников позже. Фильм будет готов, в лучшем случае, в конце весны будущего года.

— Вы поддерживаете отношения с его товарищами — Валерием Золотухиным, Станиславом Говорухиным?
— Я не знаю, подходит ли тут слово «дружба» — они ведь люди другого поколения, но у нас хорошие ровные отношения. Думаю, что Золотухин и Говорухин относятся ко мне уважительно — так же, как и я к ним. А вообще, не могу сказать, что люди, которые дружили с моим отцом, хорошо относятся и ко мне — все по-разному.

— А с Мариной Влади общаетесь?
— С Мариной я не общался довольно много лет. Я видел ее последний раз полтора года назад, когда она приезжала в Москву, но наша встреча была мимолетной. Так уж получилось, что мы с ней — разные люди с разным менталитетом. Это не потому, что я плохой или она плохая — просто не сложились отношения. Но у нас есть общие дела касательно Высоцкого и памяти о нем, и отсутствие отношений не мешает нам эти дела решать.

— Владимир Семенович был заботливым отцом?
— Скажу только, что семья — это было не совсем для него. Несмотря на то что он хотел, чтобы у него и дом был нормальный, и семейные отношения… Но есть люди, у которых это просто не получается. Но он заботился о друзьях, заботился о родителях… И нам с братом Аркадием тоже, конечно же, доставалось — дарил нам игрушки, одежду. Отец прекрасно понимал, что это важно, ведь у него самого было непростое послевоенное детство.

— А в кино, например, вместе ходили? Или боялись излишнего внимания?
— Нет, мы как раз бывали в таких местах, где его, по идее, должны были узнавать, но этого не происходило. Было другое время — папу ведь редко тогда показывали по телевизору.

— Отец вам снится?
— Да, и довольно часто. Я не умею пересказывать сны, но, как правило, понимаю, что его на самом деле больше нет — и при этом стараюсь подольше не проснуться, чтобы пообщаться еще с ним.

— Никита, это правда, что вы решили сами стать актером, посмотрев на отца в «Гамлете»?
— Когда отец умер, мне было шестнадцать лет — окончательное решение самому стать актером я принял только после его смерти. А вот если бы он был жив, то я, честно говоря, даже не рискнул бы! Хотя все ведь дети хотят быть похожими на своих родителей, и в этом плане я ничем не отличался.

— Какие его черты передались вам?
— Думаю, что я самостоятельный человек. Конечно, во мне его кровь, я ношу его фамилию, но когда люди ищут какое-то портретное или личностное сходство, то часто выдают желаемое за действительное. Я — не он, и никогда не пытался им быть. Я — это я.

— Как вам живется с этим бременем — «сын Высоцкого»?
— Да нормально мне с этим живется — особенно раньше, когда люди были все-таки более воспитанными.

— Высоцкий очень много работал. А как отдыхал?
— Мог отдыхать в кругу друзей на даче или наоборот — остаться один. Иногда просто отключал телефон и отсыпался. Бывало, с аквалангом нырял — у него хорошо получалось. В баню мог сходить, а вот рыбалку отец, кстати, не любил.

Назад