Бодайбо


Ты уехала на короткий срок,

Снова свидеться нам не дай бог,

А меня в товарный и на восток,

И на прииски в Бодайбо.


Не заплачешь ты, и не станешь ждать

Навещать не станешь родных,

Ну, а мне плевать, я здесь добывать

Буду золото для страны.


Все закончилось, смолкнул стук колес,

Шпалы кончились, рельсов нет.

Эх бы взвыть сейчас, жалко нету слез,

Слезы кончились на земле.


Ты не жди меня, ладно, бог с тобой,

А что туго мне, ты не грусти,

Только помни, не дай бог со мной

Снова встретиться на пути.


Срок закончится, я уж вытерплю,

И на волю выйду, как пить,

Но пока я в зоне на нарах сплю,

Я постараюсь все позабыть.


Здесь леса кругом гнутся по ветру

Синева кругом, как не выть,

А позади шесть тысяч километров,

А впереди семь лет синевы.

Статьи

Сын Высоцкого: «Быть семейным у отца не получалось»

Автор: Максим Петрук
Сайт: Сегодня.ua

Высоцкого нет уже 30 лет. Его сын — о сложных отношениях с Влади, друзья — о скандале на похоронах.

— Как вы относитесь к тому, что на имени вашего отца многие наживаются — пишут книги, перепевают песни?
— Да, пишут, перепевают, одним словом, «паразитируют» на отце — время сейчас такое. Но я сам стараюсь к этим людям не относиться. Фильм «Высоцкий» по моему сценарию не будет стоять в этом ряду, я не считаю, что эта картина «паразитирует» на теме. Опять же, время все поставит на свои места. За последние тридцать лет было столько всего написано и сказано, а того, что на самом деле имеет какой-то смысл, — крохи. Вообще, в том, что люди зарабатывают, ничего плохого нет. Но, с другой стороны, нельзя делать это любой ценой, выставлять на продажу все.

— Почему именно Сергей Безруков сыграет в вашей картине об отце?
— Информацию насчет Безрукова я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть. А почему снимается фильм? Одновременно нескольким серьезным продюсерам пришла в голову эта идея. Съемки действительно идут, я написал сценарий к этой картине и участвую в работе как продюсер. Но пока еще рано говорить о чем-то конкретном, мы представим участников позже. Фильм будет готов, в лучшем случае, в конце весны будущего года.

— Вы поддерживаете отношения с его товарищами — Валерием Золотухиным, Станиславом Говорухиным?
— Я не знаю, подходит ли тут слово «дружба» — они ведь люди другого поколения, но у нас хорошие ровные отношения. Думаю, что Золотухин и Говорухин относятся ко мне уважительно — так же, как и я к ним. А вообще, не могу сказать, что люди, которые дружили с моим отцом, хорошо относятся и ко мне — все по-разному.

— А с Мариной Влади общаетесь?
— С Мариной я не общался довольно много лет. Я видел ее последний раз полтора года назад, когда она приезжала в Москву, но наша встреча была мимолетной. Так уж получилось, что мы с ней — разные люди с разным менталитетом. Это не потому, что я плохой или она плохая — просто не сложились отношения. Но у нас есть общие дела касательно Высоцкого и памяти о нем, и отсутствие отношений не мешает нам эти дела решать.

— Владимир Семенович был заботливым отцом?
— Скажу только, что семья — это было не совсем для него. Несмотря на то что он хотел, чтобы у него и дом был нормальный, и семейные отношения… Но есть люди, у которых это просто не получается. Но он заботился о друзьях, заботился о родителях… И нам с братом Аркадием тоже, конечно же, доставалось — дарил нам игрушки, одежду. Отец прекрасно понимал, что это важно, ведь у него самого было непростое послевоенное детство.

— А в кино, например, вместе ходили? Или боялись излишнего внимания?
— Нет, мы как раз бывали в таких местах, где его, по идее, должны были узнавать, но этого не происходило. Было другое время — папу ведь редко тогда показывали по телевизору.

— Отец вам снится?
— Да, и довольно часто. Я не умею пересказывать сны, но, как правило, понимаю, что его на самом деле больше нет — и при этом стараюсь подольше не проснуться, чтобы пообщаться еще с ним.

— Никита, это правда, что вы решили сами стать актером, посмотрев на отца в «Гамлете»?
— Когда отец умер, мне было шестнадцать лет — окончательное решение самому стать актером я принял только после его смерти. А вот если бы он был жив, то я, честно говоря, даже не рискнул бы! Хотя все ведь дети хотят быть похожими на своих родителей, и в этом плане я ничем не отличался.

— Какие его черты передались вам?
— Думаю, что я самостоятельный человек. Конечно, во мне его кровь, я ношу его фамилию, но когда люди ищут какое-то портретное или личностное сходство, то часто выдают желаемое за действительное. Я — не он, и никогда не пытался им быть. Я — это я.

— Как вам живется с этим бременем — «сын Высоцкого»?
— Да нормально мне с этим живется — особенно раньше, когда люди были все-таки более воспитанными.

— Высоцкий очень много работал. А как отдыхал?
— Мог отдыхать в кругу друзей на даче или наоборот — остаться один. Иногда просто отключал телефон и отсыпался. Бывало, с аквалангом нырял — у него хорошо получалось. В баню мог сходить, а вот рыбалку отец, кстати, не любил.

Назад