Баллада о времени


Замок временем скрыт и укутан, укрыт

В нежный плед из зеленых побегов,

Но развяжет язык молчаливый гранит,

И холодное прошлое заговорит

О походах, боях и победах.


Время подвиги эти не стерло.

Оторвать от него верхний пласт

Или взять его крепче за горло -

И оно свои тайны отдаст.


Упадут сто замков, и спадут сто оков,

И сойдут сто потов с целой груды веков,

И польются легенды из сотен стихов

Про турниры, осады, про вольных стрелков.


Ты к знакомым мелодиям ухо готовь

И гляди понимающим оком.

Потому что любовь - это вечно любовь,

Даже в будущем нашем далеком.


Звонко лопалась сталь под напором меча,

Тетива от натуги дымилась,

Смерть на копьях сидела, утробно урча,

В грязь валились враги, о пощаде крича,

Победившим сдаваясь на милость.

Но не все, оставаясь живыми,

В доброте сохранили сердца,

Защитив свое доброе имя

От заведомой лжи подлеца.


Хорошо, если конь закусил удила

И рука на копье поудобней легла,

Хорошо, если знаешь, откуда стрела,

Хуже, если по-подлому, из-за угла.


Как у вас там с мерзавцами? Бьют? Поделом.

Ведьмы вас не пугают шабашем?

Но не правда ли, зло называется злом

Даже там, в светлом будущем нашем.


И во веки веков, и во все времена

Трус-предатель всегда призераем.

Враг есть враг, и война все равно есть война,

И темница тесна, и свобода одна,

И всегда на нее уповаем.


Время эти понятья не стерло.

Нужно только поднять верхний пласт -

И дымящейся кровью из горла

Чувства вечные хлынут из нас.


Нынче присно, во веки веков, старина

И цена есть цена, и вина есть вина,

И всегда хорошо, если честь спасена,

Если духом надежно прикрыта спина.


Чистоту, простоту мы у древних берем,

Сами, сказки из прошлого тащим

Потому, что добро остается добром

В прошлом, будущем и настоящем.

Статьи

Владимир Высоцкий: жизнь в завязке

Автор: Светлана Хрусталева
Сайт: Комсомольская правда

В редакцию «Комсомолки» случайно попала эта уникальная фотография. Увы, неизвестно кому удалось снять, как Владимиру Высоцкому в больничных условиях вшивают капсулу, чтобы закодировать его от алкоголизма. Скорее всего, процедура прошла в столичном Институте Вишневского либо в Институте Склифосовского. Сведения, указывающие на то, что снимок сделан где-то в 1974 году, мы обнаружили в биографическом исследовании Федора Раззакова «Владимир Высоцкий: По лезвию бритвы».

«...В 1973 году уставшая от загулов мужа Марина Влади, прилетев в Москву, ставит перед ним последнее условие: если он хочет, чтобы они оставались вместе, если он не хочет своей преждевременной гибели где-нибудь под забором или в пьяной драке, если он в конце концов хочет получить визу для выезда из страны - он обязан пойти на такое средство, как вшитие в себя «торпеды», или «эсперали». Это венгерское изобретение, капсула, вшиваемая в вену человека, и, если больной принимает даже незначительное количество алкоголя, тут же возникает тяжелейшая реакция, могущая привести к смерти. Менять такую капсулу следовало через десять лет, так как она ржавела и изнашивалась. Но для Высоцкого Марина Влади привезла из Франции «вечную» капсулу - платиновую. Вшивание произошло в домашних условиях...»

Та, первая, имплантация, проведенная Высоцкому в начале года, была достаточно успешной: где-то на год он перестал пить. В начале осени 74-го актер вместе с театром отправляется на гастроли и совершенно внезапно в самом конце литовских гастролей Владимир Высоцкий запил.

«В дневнике Аллы Демидовой находим строки об этом: «14 сентября - Высоцкий запил. Сделали укол. Сутки спит в номере. Дыховичный перегоняет машину в Москву»...

Друзья настойчиво уговаривают его вновь вшить в себя «торпеду», но он напрочь отвергает это предложение.

Вернувшись в Москву, Владимир Высоцкий все же внял уговорам близких и 24 сентября лег в больницу. Попыток оправдать свое поведение собственным безволием и слабохарактерностью Высоцкий уже не предпринимает, он окончательно понимает, что серьезно болен...»

Пробыв несколько дней в больнице и сделав очередное вшитие, Высоцкий выписывается и уже 3 октября дает концерт в московском издательстве «Мысль»...

Назад