Заповедник


Бегают по лесу стаи зверей -

Не за добычей, не на водопой:

Денно и нощно они егерей

Ищут веселой толпой.


Звери, забыв вековечные страхи,

С твердою верой, что все по плечу,

Шкуры рванув на груди как рубахи,

Падают навзничь - бери не хочу!


Сколько их в кущах,

Сколько их в чащах -

Ревом ревущих,

Рыком рычащих!


Рыбы пошли косяком против волн -

Черпай руками, иди по ним вброд!

Сколько желающих прямо на стол,

Сразу на блюдо - и в рот!


Рыба не мясо - она хладнокровней -

В сеть норовит, на крючок, в невода:

Рыбы погреться хотят на жаровне,-

Море - по жабры, вода - не вода!


Сколько их в кущах,

Сколько их в чащах -

Сколько ползущих,

Сколько летящих!


Птица на дробь устремляет полет -

Птица на выдумки стала хитра:

Чтобы им яблоки всунуть в живот,

Гуси не ели с утра.


Сильная птица сама на охоте

Слабым собратьям кричит: "Сторонись!"-

Жизнь прекращает в зените, на взлете,

Даже без выстрела падая вниз.


Сколько их в рощах,

Сколько их в чащах -

Ревом ревущих,

Рыком рычащих!

Сколько ползущих

Сколько бегущих,

Сколько летящих,

И сколько плывущих!


Шкуры не хочет пушнина носить -

Так и стремится в капкан и в загон,-

Чтобы людей приодеть, утеплить,

Рвется из кожи вон.


В ваши силки - призадумайтесь, люди!-

Прут добровольно в отменных мехах

Тысячи сот в иностранной валюте,

Тысячи тысячей в наших деньгах.


В рощах и чащах,

В дебрях и кущах

Сколько рычащих,

Сколько ревущих,

Сколько пасущихся,

Сколько кишащих

Мечущих, рвущихся,

Живородящих,

Серых, обычных,

В перьях нарядных,

Сколько их, хищных

И травоядных,

Шерстью линяющих,

Шкуру меняющих,

Блеющих, лающих,

Млекопитающих,

Сколько летящих,

Бегущих, ползущих,

Сколько непьющих

В рощах и кущах

И некурящих

В дебрях и чащах,

И пресмыкающихся,

И парящих,

И подчиненных,

И руководящих,

Вещих и вящих,

Рвущих и врущих -

В рощах и кущах,

В дебрях и чащах!


Шкуры - не порчены, рыба - живьем,

Мясо без дроби - зубов не сломать,-

Ловко, продуманно, просто, с умом,

Мирно - зачем же стрелять!


Каждому егерю - белый передник!

В руки - таблички: "Не бей!", "Не губи!"

Все это вместе зовут - заповедник,-

Заповедь только одна: не убий!


Но сколько в дебрях,

Рощах и кущах -

И сторожащих,

И стерегущих,

И загоняющих,

В меру азартных,

Плохо стреляющих,

И предынфарктных,

Травящих, лающих,

Конных и пеших,

И отдыхающих

С внешностью леших,

Сколько их, знающих

И искушенных,

Не попадающих

В цель, разозленных,

Сколько бегущих,

Ползущих, орущих,

В дебрях и чащах,

Рощах и кущах -

Сколько дрожащих,

Портящих шкуры,

Сколько ловящих

На самодуры,

Сколько типичных,

Сколько всеядных,

Сколько их, хищных

И травоядных,

И пресмыкающихся,

И парящих,

В рощах и кущах,

В дебрях и чащах!

Статьи

Владимир Высоцкий: жизнь в завязке

Автор: Светлана Хрусталева
Сайт: Комсомольская правда

В редакцию «Комсомолки» случайно попала эта уникальная фотография. Увы, неизвестно кому удалось снять, как Владимиру Высоцкому в больничных условиях вшивают капсулу, чтобы закодировать его от алкоголизма. Скорее всего, процедура прошла в столичном Институте Вишневского либо в Институте Склифосовского. Сведения, указывающие на то, что снимок сделан где-то в 1974 году, мы обнаружили в биографическом исследовании Федора Раззакова «Владимир Высоцкий: По лезвию бритвы».

«...В 1973 году уставшая от загулов мужа Марина Влади, прилетев в Москву, ставит перед ним последнее условие: если он хочет, чтобы они оставались вместе, если он не хочет своей преждевременной гибели где-нибудь под забором или в пьяной драке, если он в конце концов хочет получить визу для выезда из страны - он обязан пойти на такое средство, как вшитие в себя «торпеды», или «эсперали». Это венгерское изобретение, капсула, вшиваемая в вену человека, и, если больной принимает даже незначительное количество алкоголя, тут же возникает тяжелейшая реакция, могущая привести к смерти. Менять такую капсулу следовало через десять лет, так как она ржавела и изнашивалась. Но для Высоцкого Марина Влади привезла из Франции «вечную» капсулу - платиновую. Вшивание произошло в домашних условиях...»

Та, первая, имплантация, проведенная Высоцкому в начале года, была достаточно успешной: где-то на год он перестал пить. В начале осени 74-го актер вместе с театром отправляется на гастроли и совершенно внезапно в самом конце литовских гастролей Владимир Высоцкий запил.

«В дневнике Аллы Демидовой находим строки об этом: «14 сентября - Высоцкий запил. Сделали укол. Сутки спит в номере. Дыховичный перегоняет машину в Москву»...

Друзья настойчиво уговаривают его вновь вшить в себя «торпеду», но он напрочь отвергает это предложение.

Вернувшись в Москву, Владимир Высоцкий все же внял уговорам близких и 24 сентября лег в больницу. Попыток оправдать свое поведение собственным безволием и слабохарактерностью Высоцкий уже не предпринимает, он окончательно понимает, что серьезно болен...»

Пробыв несколько дней в больнице и сделав очередное вшитие, Высоцкий выписывается и уже 3 октября дает концерт в московском издательстве «Мысль»...

Назад