Аскет


Всего один мотив доносит с корабля,

Один аккредитив на двадцать два рубля.

А жить еще две недели, работы на восемь лет,

Но я докажу на деле, на что способен аскет.


Дежурная по этажу грозилась мне на днях,

В гостиницу вхожу в час ночи и в носках.

А жить еще две недели, работы на восемь лет,

Но я докажу на деле, на что способен аскет.


В столовой номер два всегда стоит кефир,

И мыслей полна голова, и все про загробный мир.

А жить еще две недели, работы на восемь лет,

Но я докажу на деле, на что способен скелет.


Одну в кафе позвал, увы, романа нет,

Поел и побежал, как будто в туалет.

А жить еще две недели, работы на восемь лет,

Но я докажу на деле, на что способен скелет.


А пляжи все полны пленительнейших вдов,

Но стыдно снять штаны, ведь я здесь с холодов.

А жить еще две недели, работы на восемь лет,

Но я докажу на деле, на что способен аскет.


О, проклятый афон, влюбился, словно тля

Беру последний фонд, все двадцать два рубля,

Пленительно стройна, все деньги на проезд,

Наверное, она сегодня их проест.


А жить еще две недели, работы на восемь лет,

Но я докажу на деле, на что способен скелет.

Статьи

Владимир Высоцкий: жизнь в завязке

Автор: Светлана Хрусталева
Сайт: Комсомольская правда

В редакцию «Комсомолки» случайно попала эта уникальная фотография. Увы, неизвестно кому удалось снять, как Владимиру Высоцкому в больничных условиях вшивают капсулу, чтобы закодировать его от алкоголизма. Скорее всего, процедура прошла в столичном Институте Вишневского либо в Институте Склифосовского. Сведения, указывающие на то, что снимок сделан где-то в 1974 году, мы обнаружили в биографическом исследовании Федора Раззакова «Владимир Высоцкий: По лезвию бритвы».

«...В 1973 году уставшая от загулов мужа Марина Влади, прилетев в Москву, ставит перед ним последнее условие: если он хочет, чтобы они оставались вместе, если он не хочет своей преждевременной гибели где-нибудь под забором или в пьяной драке, если он в конце концов хочет получить визу для выезда из страны - он обязан пойти на такое средство, как вшитие в себя «торпеды», или «эсперали». Это венгерское изобретение, капсула, вшиваемая в вену человека, и, если больной принимает даже незначительное количество алкоголя, тут же возникает тяжелейшая реакция, могущая привести к смерти. Менять такую капсулу следовало через десять лет, так как она ржавела и изнашивалась. Но для Высоцкого Марина Влади привезла из Франции «вечную» капсулу - платиновую. Вшивание произошло в домашних условиях...»

Та, первая, имплантация, проведенная Высоцкому в начале года, была достаточно успешной: где-то на год он перестал пить. В начале осени 74-го актер вместе с театром отправляется на гастроли и совершенно внезапно в самом конце литовских гастролей Владимир Высоцкий запил.

«В дневнике Аллы Демидовой находим строки об этом: «14 сентября - Высоцкий запил. Сделали укол. Сутки спит в номере. Дыховичный перегоняет машину в Москву»...

Друзья настойчиво уговаривают его вновь вшить в себя «торпеду», но он напрочь отвергает это предложение.

Вернувшись в Москву, Владимир Высоцкий все же внял уговорам близких и 24 сентября лег в больницу. Попыток оправдать свое поведение собственным безволием и слабохарактерностью Высоцкий уже не предпринимает, он окончательно понимает, что серьезно болен...»

Пробыв несколько дней в больнице и сделав очередное вшитие, Высоцкий выписывается и уже 3 октября дает концерт в московском издательстве «Мысль»...

Назад