Затяжной прыжок


Хорошо, что за ревом не слышалось звука,

Что с позором своим был один на один.

Я замешкался возле открытого люка

И забыл пристегнуть карабин.


Мой инструктор помог и коленом пинок

Перейти этой слабости грань.

За обычное наше: "Смелее, сынок"

Принял я его сонную брань.


И оборвали крик мой, и обожгли мне щеки

Холодной острой бритвой восходящие потоки.

И звук обратно в печень мне вогнали вновь на вздохе

Веселые, беспечные воздушные потоки.


Я попал к ним в умелые, цепкие руки,

Мнут, швыряют меня, что хотят, то творят.

И с готовностью я сумасшедшие трюки

Выполняю, шутя, все подряд.


Есть ли в этом паденьи какой-то резон

Я узнаю потом, а пока,

То валился в лицо мне земной горизонт,

То шарахались вниз облака.


И обрывали крик мой, и выбривали щеки

Холодной острой бритвой восходящие потоки,

И вновь вгоняли в печень мне, упруги и жестоки,

Невидимые, встречные воздушные потоки.


Но рванул я кольцо на одном вдохновеньи,

Как рубаху от ворота или чеку.

Это было в случайном, свободном паденьи

Восемнадцать недолгих секунд.


А теперь некрасив я, горбат с двух сторон,

В каждом горбе спасительный шелк,

Я на цель устремлен, и влюблен, и влюблен

В затяжной, не случайный прыжок.


И обрывают крик мой, и выбривают щеки

Холодной острой бритвой восходящие потоки.

И проникают в печень мне на выдохе и вдохе

Бездушные и вечные воздушные потоки.


Беспримерный прыжок из глубин стратосферы.

По сигналу "Пошел!" Я шагнул в никуда.

За невидимой тенью безликой химеры,

За свободным паденьем айда.


Я пробьюсь сквозь воздушную тьму,

Хоть условья паденья не те.

Но и падать свободно нельзя потому,

Что мы падаем не в пустоте.


И обрывают крик мой, и выбривают щеки

Холодной острой бритвой восходящие потоки.

На мне мешки заплечные, встречаю руки в боки

Прямые, безупречные воздушные потоки.


Ветер в уши сочится и шепчет скабрезно:

"Не тяни за кольцо, скоро легкость придет".

До земли триста метров, сейчас будет поздно.

Ветер врет, обязательно врет.


Стропы рвут меня вверх, выстрел купола, стоп.

И как не было этих минут,

Нет свободных падений с высот,

Но зато есть свобода раскрыть парашют.


Мне охлаждают щеки и открывают веки,

Исполнены потоки забот о человеке.

Глазею ввысь печально я, там звезды одиноки,

И пью горизонтальные воздушные потоки.

Биография

Признание

В годы строгой цензуры Высоцкий затрагивал целый ряд запретных тем, отчего и сам во многом был под запретом, но несмотря на существовавшие ограничения, популярность Высоцкого была и остается по сей день феноменальной. Это обусловливается человеческим обаянием и масштабностью личности, поэтическим даром, уникальностью исполнительского мастерства, предельной искренностью, свободолюбием, энергетикой исполнения песен и ролей, точностью раскрытия песенных тем и воплощения образов.

Официальное признание к Высоцкому пришло только после смерти. Сначала это были отдельные шаги: в 1981 году был опубликован первый крупный сборник произведений Высоцкого, «Нерв», и вышла первая полноценная («диск-гигант») советская пластинка. В 1986 году Высоцкому было посмертно присвоено звание заслуженного артиста РСФСР, а в 1987 посмертно присуждена Государственная премия СССР.

Потом поток набрал силу:

  • в честь Высоцкого назван астероид «Владвысоцкий» (2374 Vladvysotskij).
  • на всей территории бывшего СССР установлены более 20 памятников (и столько же памятных досок), ещё 4 памятника поэту есть за рубежом;
  • имя Высоцкого носят более 30 улиц (в том числе в Болгарии и Германии);
  • почти 20 скал и пиков, перевалов и речных порогов, каньонов и ледников названы в честь Высоцкого. Его имя присвоено даже горному плато на архипелаге Огненная Земля;
  • именем Высоцкого названы театры, корабли, самолёт, кафе, сорта цветов;
  • его памяти посвящены несколько спортивных турниров;
  • существует, как минимум, 6 музеев Высоцкого (из них наиболее известен «Дом Высоцкого на Таганке»).

В 1987 году вышел первый фильм о Высоцком — «Четыре встречи с Владимиром Высоцким», режиссёра Эльдара Рязанова. В дальнейшем разными режиссёрами было снято ещё более 10 документальных фильмов, а по роману «Чёрная свеча» Владимир Яканин снял художественный фильм «Фартовый».

Количество книг о Высоцком растёт постоянно, — о нём пишут и его жёны, и друзья, и исследователи творчества.

Творчество Владимира Высоцкого, способствовавшее более широкому признанию авторской песни, косвенно помогло и становлению советского рока. Его стихи оказали прямое влияние на таких рок-музыкантов, как Александр Башлачёв, Юрий Шевчук («ДДТ»), Константин Кинчев («Алиса»), Андрей Макаревич («Машина времени») и Игорь Тальков. Так, например, видна прямая связь со стихами Высоцкого таких песен, как «Время колокольчиков» Башлачёва, «Сумерки» Кинчева, «Цыганочка» Юрия Шевчука. Косвенно Высоцкий повлиял и на Виктора Цоя («Кино»), Бориса Гребенщикова («Аквариум»), Юрия Клинских (Хой) («Сектор газа»), Егора Летова («Гражданская оборона») и многих других.

После смерти Высоцкого его памяти посвящены стихи и песни многих поэтов (например, Б. Ахмадулина, А. Вознесенский), бардов (например, Ю. Визбор, Б. Окуджава, М. Щербаков), рок-музыкантов и исполнителей авторской песни (например, А. Башлачёв, А. Макаревич, Ю. Лоза) и других.

Образ Владимира Высоцкого также использован:

  • в фильме Ивана Дыховичного «Копейка» — в роли Высоцкого Игорь Арташонов;
  • в сериале «Галина» — в роли Высоцкого — ?;
  • как прототип главного героя повести А. и Б. Стругацких «Гадкие лебеди» Виктора Банева. С разрешения Высоцкого в повести в слегка изменённом варианте используется его песня «Сыт я по горло, до подбородка ...».

В 2011 году выйдет художественный фильм «Чёрный человек» о тех 5 днях, когда Владимир Семёнович пережил клиническую смерть.

Назад