Ах, откуда у меня грубые замашки...


Ах, откуда у меня грубые замашки?

Походи с мое, поди даже не пешком...

Меня мама родила в сахарной рубашке,

Подпоясала меня красным кушаком.


Дак откуда у меня хмурое надбровье?

От каких таких причин белые вихры?

Мне папаша подарил бычее здоровье

И в головушку вложил не "хухры-мухры".


Начинал мытье мое с Сандуновских бань я, -

Вместе с потом выгонял злое недобро.

Годен - в смысле чистоты и образованья,

Тут и голос должен быть - чисто серебро.


Пел бы ясно я тогда, пел бы я про дали,

Пел бы я про самое главное для всех,

Все б со мной здоровкались, все бы мне прощали,

Но не дал Бог голоса, - нету, как на грех!


Но воспеть-то хочется, да хотя бы шали,

Да хотя бы самое главное и ТО!

И кричал со всхрипом я - люди не дышали,

И никто не морщился, право же, никто!


От кого же сон такой, да вранье да хаянье!

Я всегда имел в виду мужиков, не дам.

Вы же слушали меня, затаив дыхание,

И теперь ханыжите - только я не дам.


Был раб Божий, нес свой крест, были у раба вши.

Отрубили голову - испугались вшей.

Да поплакав, разошлись, солоно хлебавши,

И детишек не забыв вытолкать взашей.

Биография

Друзья

В своих интервью Высоцкий часто рассказывал о своих друзьях, в первую очередь, естественно, об известных людях, но, отмечая, что были и «несколько человек, не имеющих отношения к … публичным профессиям».

Так первыми друзьями, получившими впоследствии известность, были одноклассники Владимира: будущий поэт Игорь Кохановский и будущий сценарист Владимир Акимов. Потом эта группа разрослась: «Мы жили в одной квартире в Большом Каретном, … жили прямо-таки коммуной…». Эта квартира принадлежала старшему другу поэта — Левону Кочаряну и там жили или часто бывали актёр Василий Шукшин, режиссёр Андрей Тарковский, писатель Артур Макаров, сценарист Владимир Акимов, Анатолий Утевский. Об этих людях Владимир Семёнович вспоминает: «Можно было сказать только полфразы, и мы друг друга понимали по жесту, по движению глаз».

Со временем прибавились коллеги по театру: Всеволод Абдулов, Иван Бортник, Иван Дыховичный, Борис Хмельницкий, Валерий Золотухин, Валерий Янклович. Кроме них на разных этапах жизни у Высоцкого также появлялись новые друзья: Давид Карапетян, Даниэль Ольбрыхский, Вадим Туманов, Виктор Туров, Михаил Барышников, Сергей Параджанов и другие.

В Париже Высоцкий знакомится с Михаилом Шемякиным, которым в будущем будет создано множество иллюстраций к песням Высоцкого, возведён памятник поэту в Самаре. Однако, пожалуй, самое важное, что Михаил Михайлович сделал для увековечивания памяти друга — это записи Высоцкого, сделанные в Париже в 1975—1980 годы в студии Михаила Шемякина. На второй гитаре Высоцкому аккомпанировал Константин Казанский. Эти записи уникальны не только качеством и чистотой звучания, но и тем, что Высоцкий пел не просто для пластинки, а для близкого друга, чьё мнение он так ценил.

Назад