Баллада о бане


Благодать или благословение,

Ниспошли на подручных своих,

Дай им Бог совершить омовение,

Окунаясь в святая святых.


Все порок, грехи и печали,

Равнодушье, как и спор,

Пар который вот только поддали,

Вышибает, как пули из пор.


Все, что мучит тебя, испарится,

И поднимется вверх к небесам,

Ты ж, очистившись должен спуститься,

Бог с грехами расправится сам.


Не стремись прежде времени к душу,

Не равняй очищенье с мытьем,

Нужно веником выпороть душу,

Нужно выпарить мрак из нее.


Унесет все остатки уродства

Этот душ из целительных вод,

Это вроде возврат первородства,

Нет, скорей осушенье болот.


Здесь нет голых, стесняться не надо,

Что кривая рука да нога,

Здесь подобие райского сада,

Пропуск тем, кто раздет донага.


И в предбаннике сбросивши вещи,

Всю одежду свою позабудь,

Одинаково веничек хлещет

Так что зря не вытягивай грудь.


Все равны здесь единым богатством,

И легко переносят жару,

Здесь свободу и равенство с братством

Ощущаешь в поту и в пару.


Благодать или благословенье

Ниспошли на подручных своих,

Дай им Бог совершить омовенье,

Окунаясь в святая святых.

Биография

Друзья

В своих интервью Высоцкий часто рассказывал о своих друзьях, в первую очередь, естественно, об известных людях, но, отмечая, что были и «несколько человек, не имеющих отношения к … публичным профессиям».

Так первыми друзьями, получившими впоследствии известность, были одноклассники Владимира: будущий поэт Игорь Кохановский и будущий сценарист Владимир Акимов. Потом эта группа разрослась: «Мы жили в одной квартире в Большом Каретном, … жили прямо-таки коммуной…». Эта квартира принадлежала старшему другу поэта — Левону Кочаряну и там жили или часто бывали актёр Василий Шукшин, режиссёр Андрей Тарковский, писатель Артур Макаров, сценарист Владимир Акимов, Анатолий Утевский. Об этих людях Владимир Семёнович вспоминает: «Можно было сказать только полфразы, и мы друг друга понимали по жесту, по движению глаз».

Со временем прибавились коллеги по театру: Всеволод Абдулов, Иван Бортник, Иван Дыховичный, Борис Хмельницкий, Валерий Золотухин, Валерий Янклович. Кроме них на разных этапах жизни у Высоцкого также появлялись новые друзья: Давид Карапетян, Даниэль Ольбрыхский, Вадим Туманов, Виктор Туров, Михаил Барышников, Сергей Параджанов и другие.

В Париже Высоцкий знакомится с Михаилом Шемякиным, которым в будущем будет создано множество иллюстраций к песням Высоцкого, возведён памятник поэту в Самаре. Однако, пожалуй, самое важное, что Михаил Михайлович сделал для увековечивания памяти друга — это записи Высоцкого, сделанные в Париже в 1975—1980 годы в студии Михаила Шемякина. На второй гитаре Высоцкому аккомпанировал Константин Казанский. Эти записи уникальны не только качеством и чистотой звучания, но и тем, что Высоцкий пел не просто для пластинки, а для близкого друга, чьё мнение он так ценил.

Назад