Баллада об оружии


По миру люди маленькие носятся, живут себе в рассрочку,-

Плохие и хорошие, гуртом и в одиночку.


Хороших знаю хуже я -

У них, должно быть, крылья!

С плохими - даже дружен я,-

Они хотят оружия,

Оружия, оружия

Насилья!


Большие люди - туз и крез -

Имеют страсть к ракетам,

А маленьким - что делать без

Оружья в мире этом?


Гляди, вон тот ханыга -

В кармане денег нет,

Но есть в кармане фига -

Взведенный пистолет.


Мечтает он об ужине

Уже с утра и днем,

А пиджачок обуженный -

Топорщится на нем.


И с ним пройдусь охотно я

Под вечер налегке,

Смыкая пальцы потные

На спусковом крючке.


Я целеустремленный, деловитый,

Подкуренный, подколотый, подпитый!


Эй, что вы на меня уставились - я вроде не калека!

Мне горло промочить - и я сойду за человека.


Сходитесь, неуклюжие,

Со мной травить баланду,-

И сразу после ужина

Спою вам про оружие,

Оружие, оружие

балладу!


Большой игрок, хоть ростом гном,-

Сражается в картишки,

Блефуют крупно в основном

Ва-банк большие шишки.


И балуются бомбою,-

У нас такого нет,

К тому ж мы - люди скромные:

Нам нужен пистолет.


И вот в кармане - купленный

Обычный пистолет

И острый, как облупленный

Знакомый всем стилет.


Снуют людишки в ужасе

По правой стороне,

А мы во всеоружасе

Шагаем по стране.


Под дуло попадающие лица,

Лицом к стен! Стоять! Не шевелиться!


Напрасно, парень, за забвеньем ты шаришь по аптекам,-

Купи себе хотя б топор - и станешь человеком!


Весь вывернусь наружу я -

И голенькую правду

Спою других не хуже я

Про милое оружие,

Оружие, оружие

балладу!


Купить белье нательное?

Да черта ли нам в нем!

Купите огнестрельное -

Направо, за углом.


Ну, начинайте! Ну же!

Стрелять учитесь все!

В газетах про оружие -

На каждой полосе.


Вот сладенько под ложечкой,

Вот горько на душе:

Ухлопали художничка

За фунт папье-маше.


Ату! Стреляйте досыту -

В людей, щенков, котят,-

Продажу, слава господу,

Не скоро запретят!


Пока оружие здесь не под запретом,

Не бойтесь - всё в порядке в мире этом!


Не страшно без оружия - зубастой барракуде,

Большой и без оружия - большой, нам в утешенье,-

А маленькие люди - без оружия не люди:

Все маленькие люди без оружия - мишени.


Большие - лупят по слонам,

Гоняются за тиграми,

А мне, а вам - куда уж нам

Шутить такими играми!


Пускай большими сферами -

Большие люди занимаются,-

Один уже играл с "пантерами",

Другие - доиграются...


У нас в кармане "пушечка" -

Малюсенькая, новая,-

И нам земля - подушечка,

Подстилочка пуховая.


Кровь жидкая, болотная

Пульсирует в виске,

Синеют пальцы потные

На спусковом крючке.


Мы, маленькие люди,- на обществе прореха,

Но если вы посмотрите на нас со стороны -

За узкими плечами небольшого человека

Стоят понуро, хмуро дуры - две больших войны.


"Коль тих и скромен - не убьют"-

Всё домыслы досужие,-

У нас недаром продают

Любезное оружие!


А тут еще норд-ост подул -

Цена установилась сходная,-

У нас, благодаренье господу,

Страна пока свободная!


Ах, эта жизнь грошовая,

Как пыль,- подуй и нет!-

Поштучная, дешевая -

Дешевле сигарет.


И рвется жизнь-чудачка,

Как тонкий волосок,-

Одно нажатье пальчика

На спусковой крючок!


Пока легка покупка, мы все в порядке с вами,

Нам жизнь отнять - как плюнуть,- нас учили воевать!

Кругом и без войны - война, а с голыми руками -

Ни пригрозить, ни пригвоздить, ни самолет угнать!


Для пуль все досягаемы,-

Ни черта нет, ни бога им,

И мы себе стреляем и

Мы никого не трогаем.


Стрельбе, азарту все цвета,

Все возрасты покорны:

И стар и млад, и тот, и та,

И - желтый, белый, черный.


Опять сосет под ложечкой.

Привычнее уже

Убийца на обложечке,

Девулька в неглиже.


Мир полон неудачниками

С топориками в руке

И мальчиками с пальчиками

На спусковом крючке!

Биография

К счастью, врачи привезли Высоцкого в институт Склифосовского вовремя, ещё несколько минут задержки — и он бы не выжил. Врачи боролись за его жизнь восемнадцать часов. По Москве уже было поползли слухи о его смерти.

Ноябрь 1971 года — премьера в театре на Таганке спектакля «Гамлет», главная роль — В. Высоцкий, режиссёр — Ю. Любимов.

15 июня 1972 года в 22:50 по эстонскому телевидению показана 55-минутная передача «Парень с Таганки» — первое появление Высоцкого на советском телеэкране, если не считать кинофильмов с его участием.

В 1975 году Высоцкий поселился в кооперативной квартире на Малой Грузинской улице, 28.

В том же году впервый и последний раз прижизненно опубликовано стихотворение Высоцкого в советском литературно-художественном сборнике (День поэзии 1975. М., 1975) — это стихотворение «Из дорожного дневника».

13 февраля 1978 года приказом № 103 Министерства культуры СССР, согласно записи в аттестационном удостоверении артиста № 17114, Владимиру Высоцкому была присвоена высшая категория вокалиста-солиста эстрады, после чего Высоцкий уже был официально признан «певцом-профессионалом».

В 1978 году записался на телевидении Чечено-Ингушской АССР. В 1979 году участвовал в издании альманаха «Метрополь».

В 1970-х годах познакомился в Париже с цыганским музыкантом и артистом Алёшей Дмитриевичем. Они неоднократно исполняли вместе песни и романсы и даже собирались записать совместную пластинку, но Высоцкий умер в 1980-м, и этот проект не осуществился.

Вместе с актёрами Театра на Таганке ездил с гастролями за границу: в Болгарию, Венгрию, Югославию (БИТЕФ), Францию, Германию, Польшу. Получив разрешение выехать к жене во Францию с частным визитом, сумел также побывать несколько раз в США (в том числе и с концертами 1979 года), Канаде, Таити и т. д.

Высоцкий дал более 1000 концертов в СССР и за рубежом.

22 января 1980 года записался на ЦТ в программе «Кинопанорама», фрагменты которой были впервые показаны в январе 1981 года, а целиком передача (хронометраж 1 час 3 мин.) вышла только в 1987 году.

Последние дни и смерть

22 июня 1980 года состоялся один из последних концертов Высоцкого (в Калининграде), на котором ему стало плохо.

3 июля 1980 года состоялось выступление Высоцкого в Люберецком городском дворце культуры в Московской области, где, по словам очевидцев, он выглядел нездоровым, говорил, что неважно себя чувствует, но на сцене держался бодро и, вместо полутора запланированных часов, отыграл двухчасовой концерт.

14 июля 1980 года во время выступления в НИИЭМ (Москва) Владимир Высоцкий исполнил одну из своих последних песен — «Грусть моя, тоска моя… Вариация на цыганские темы». 16 июля он провёл свой последний концерт в подмосковном Калининграде (ныне Королёв).

18 июля 1980 года Высоцкий последний раз появился в своей самой известной роли в Театре на Таганке, в роли Гамлета — одноимённой постановке по Шекспиру.

25 июля 1980 года Высоцкий скончался во сне в своей московской квартире.

Назвать точную причину смерти невозможно, так как вскрытие не производилось. Существует несколько версий: Станислава Щербакова и Леонида Сульповара — асфиксия, удушье, как следствие чрезмерного применения седативных средств (морфия и алкоголя); Игорь Элькис эту версию отвергает.

Существует также версия Анатолия Федотова, которого разные люди характеризуют по-разному: и как личного врача Высоцкого, и как человека, спасшего его 25 июля 1979 года в Бухаре (по собственному диагнозу — клиническая смерть от «не только пищевого» отравления), а также и как врача, «проспавшего» Высоцкого 25 июля 1980 года.

О последних днях Высоцкого Анатолий Федотов рассказывает следующее: «23 июля при мне приезжала бригада реаниматоров из Склифосовского. Они хотели провести его на искусственном аппаратном дыхании, чтобы перебить дипсоманию. Был план, чтобы этот аппарат привезти к нему на дачу. Наверное, около часа ребята были в квартире, решили забрать через день, когда освобождался отдельный бокс…

24 июля … Володе было очень плохо … При мне <он> сказал Нине Максимовне: „Мама, я сегодня умру“. Где-то после 12 <ночи> … я приехал, … сделал укол снотворного. Володя всё маялся. Потом затих… Я… прилёг и уснул — наверное, в три часа».

Когда Федотов проснулся, Высоцкий уже начал остывать. Точное время смерти назвать невозможно, «… где-то между тремя и половиной пятого… Судя по клинике — был острый инфаркт миокарда.» (цитаты приведены из статьи В. Перевозчикова «Так умирал Высоцкий»).

Похороны

Владимир Семёнович был похоронен 28 июля 1980 года на Ваганьковском кладбище.

Высоцкий умер во время проходивших в Москве летних Олимпийских игр. В преддверии Олимпийских игр из Москвы были выселены многие жители, имевшие трения с законом. Город был полностью закрыт для въезда иногородних граждан и наводнён милицией.

Сообщений о смерти Владимира Высоцкого в советских средствах массовой информации практически не печаталось (появилось лишь два сообщения в «Вечерней Москве» о смерти и дате гражданской панихиды, небольшой некролог в газете «Советская культура» и, возможно, уже после похорон, статья памяти Высоцкого в «Советской России». За крошечный некролог в «Вечерней Москве» спустя два дня после публикации был снят с должности главный редактор газеты. Над окошком театральной кассы было вывешено скромное объявление: «Умер актёр Владимир Высоцкий». Ни один человек не сдал назад билет — каждый хранит его у себя как реликвию. И, тем не менее, у Театра на Таганке, где он работал, собралась огромная толпа, которая находилась там в течение нескольких дней (в день похорон были также заполнены людьми крыши зданий вокруг Таганской площади). Высоцкого хоронила, казалось, вся Москва, стадионы стояли полупустые, хотя официального сообщения о смерти не было. Марина Влади уже в автобусе, направившемся в сторону Ваганькова, сказала одному из друзей мужа Вадиму Туманову: «Вадим, я видела, как хоронили принцев, королей, но ничего подобного не видела!..»

«В общем, мы его похоронили, и в этом есть моя какая-то доминантная роль. Они хотели его тихо, быстро похоронить. Закрытый город, Олимпиада, а получилась довольно для них неприятная картина. Когда они наврали, сказали, что привезут гроб, чтобы проститься с ним, а очередь шла от Кремля… Видимо, их мышление было таково, что как такого типа провозить мимо Кремля на Ваганьковское кладбище. Поэтому они — раз, и в туннель юркнули. Стали выламывать его портрет, который выходит на втором этаже, поливочные машины стали смывать с асфальта цветы, которые люди берегли зонтиками, потому что была страшная жара… И вот эта толпа огромная, которая вела себя просто идеально, начала кричать на всю площадь: «Фашисты! Фашисты!». Этот кадр обошёл весь мир, и это, конечно, они затаили.»

— Из интервью Ю. П. Любимова на «Радио Свобода».

1   2